Шестой год помогает бойцам: история волонтёрки из Днепра

Шестой год помогает бойцам: история волонтёрки из Днепра

Шестой год подряд добровольцев снабжают гуманитарной помощью волонтёры, так как добровольческие подразделения не имеют поддержки от государства. Александра Каладжиева – волонтёрка из Днепра, которая регулярно ездит на фронт для того, чтобы помочь бойцам выстоять эту войну, передаёт Информ-UA.

Первый месяц войны Саша пыталась жить обычной жизнью. Но поняв, что не может оставаться в стороне, пошла в госпиталь, чтобы помочь бойцам, которые борются за нашу свободу.

девушка

Фото Кирилл Гривенюк

Нашла объявление, что требуются волонтёры в госпиталь, и пошла туда. Там не хватало рук для того, чтобы просто встречать ребят, перебинтовывать раны, чтобы в душ сводить, мыть палаты, самое элементарное делать. Не хватало персонала, не только врачей, но и санитарок. Те санитарки, которые там были, это всего лишь два человека, очень пожилые бабульки, которые просто не справлялись с этой работой,

— рассказывает Александра Каладжиева.

В госпитале она впервые увидела, что такое война:

Шок я первый испытала, когда зашла в госпиталь, прошлась по коридору, увидела ребят с ранениями. Девочки, которые тут уже были, рассказывали, что многие приходят, чтобы помочь, но после первого дня дежурства они не возвращались, потому что было тяжело морально, и физически. Это такое себе испытание: получится, или нет, вынесешь, или нет. Я вынесла, скажем так.

Война неожиданно ворвалась в жизнь людей. К ней никто не был готов ни морально, ни физически. Да и обмундирование бойцов оставляло желать лучшего. На фронт они шли не имея ни соответствующей одежды, ни оружия. Понимая, насколько сложно нашим защитникам, Саша начала собирать помощь и отвозить её на передовую:

Это всё так страшно. Сейчас я вспоминаю 2014 год, как привозили раненых. Запомнился такой момент, когда мальчик у нас лежал с ранением, и с ним была каска его деда. Вот его дед отвоевал, а теперь он. Говорит, а у меня выхода не было, это единственное, что я нашёл, с чем мне было идти защищать свою родину. Тяжело было, вспоминаю этих ребят, разносольная форма, кто в чём попало. Ещё советская форма. Я сама с семьи военнослужащих, знаю, какого года форма. Хорошо, что люди объединились, что поддержали своё государство, своих ребят. На тот момент это было очень важно. Если бы мы все не объединились, неизвестно, как всё могло бы закончиться.

На передовой совсем другая жизнь. Тут меняются ценности, тут неважным становятся статусы, деньги. Здесь ценят абсолютно другие вещи: доброту, заботу. Тут каждый понимает и помогает друг другу. В добровольческих батальонах Сашу всегда радостно встречают, волонтёры для добровольцев – единственный способ выжить на фронте. Ведь государство оставляет на произвол тех, кто пошёл воевать по зову сердца.

Много совершенно незнакомых людей. Видишь наши флаги – останавливаешься просто угостить ребят какой-то вкусняшкой. На всех, понятно что, не хватит. Обычно помощь – она целевая, она идёт определённо кому-то. Но мы стараемся где-то остановиться, чем-то помочь. Узнать, какие у ребят проблемы, чем мы можем быть им полезными. Реакция хорошая, и у парней, и у девушек. Потому что для них это важно — чувствовать поддержку из тыла. Не так, наверное, важно что именно мы привозим, как просто внимание и поддержка. Потому что ребята здесь защищают наше мирное небо, и мы должны поддерживать их. Не можешь приехать – найди возможность как-то по-другому быть полезным. На самом деле у людей есть много возможностей помогать, при этом, не отрывая ничего от себя, кроме душевного тепла и руки помощи,

— говорит Александра Каладжиева.

Иногда Саша сталкивается с осуждением, мол, не её это дело, ездить на фронт. Но Каладжиева уже давно поняла для себя, что она там, где должна быть. Да и вообще, считает, на войне у мужчин и женщин одинаковая роль:

Абсолютно наравне. У меня был раненый, он когда-то сказал, что эту войну выиграют наши женщины. Женщины, которые в тылу, женщины, которые на передовой. Девчонки всегда будут, потому что они такие же отважные и отчаянные. И, в некоторых моментах, наверное, даже морально сильнее, чем ребята.

На войне не застрахован никто. Но главное в горячих точках – безопасность. Риск должен быть разумным.

Страшно. Но я знаю, что Бог со мной, что меня сынок дома ждёт. Мы стараемся не ездить, когда особенно сильные боевые действия. Мы не ездим по ночам. Мы стараемся не лезть туда, куда не нужно. Только по согласованию с военнослужащими,

— рассказывает Александра Каладжиева.

Но всё же предусмотреть поведение врага невозможно никогда. Так произошло и во время одной из поездки в Авдеевку. Это было относительно тихое время, но под вечер российские боевики начали обстреливать позиции наших бойцов. Но возвращаться домой было нельзя, потому что помощь ещё не получили защитники на «нулях». Бронежилет, каска – и Саша готова продолжать свою важную миссию. Под обстрелами она пробирается в окопы. Там её встречают с борщом, который ребята приготовили специально к её приезду.

Пока Саша отвозит помощь на передовую, дома её ждёт сын.

Сын у меня переживает каждый раз. Он мне говорит: а там снайпера, а ты не боишься, а вдруг тебя убьют? Я говорю, сынок, ну ты же меня ждёшь,

— рассказывает Александра Каладжиева.

Когда началась война, Давиду было всего лишь 3 года. В детский садик он ещё не ходил. Поэтому мама неоднократно брала его с собой на волонтёрский пункт в госпитале. Там он знакомился с бойцами, помогал маме заботиться о наших защитниках.

Мне нравится, что она волонтёрка. Она ходит по палатам, помогает ребятам, чтобы они жили и были здоровыми,

— говорит Давид.

Со временем, рассказывает мальчик, он уже привык к маминым поездкам. Но всё равно каждый раз переживает, чтобы с ней всё было хорошо:

Когда мама ездит на войну, я переживаю, что ей могут там больно сделать, и она будет в больнице лежать.

Самое заветное желание мальчика – чтобы война скорее закончилась.

Бойцы спасают жизнь всем людям, а сами умирают, я не пойму, как это?

— говорит Давид.

Родители Сашу также поддерживают. Потому что сами хорошо понимают, что в такое тяжёлое для Украины время, обязанность каждого – помочь выстоять эту войну.

О них никто не знает, они не волонтёрская организация, они просто от себя тихо чинят двигатели для БТР, собирают помощь. Не деньги они собирают, а такое: носочки, трусики, зубные пасты. У них есть магазины, и они в них выставляют там корзины, где написано, что кто хочет – может оставить что-то. Купить там даже тот кусок мяса – и оставить. Отчим с мамой ругают меня. Но мне отчим сказал так: я считаю, что ты должна поступать так, как велит тебе сердце. Они гордятся мною. И я ими горжусь, что они поддерживают нашу страну, за то, что они тоже не опускают руки,

— говорит Александра.

Война истощает людей. Но мы знаем, за что боремся, поэтому будем стоять до последнего, говорит Саша:

Устали уже все. Устал, а потом заходишь в госпитале в палаты, смотришь на этих ребят с ранениями, и задумываешься: а они не устали? А их родственники, их жёны, их дети не устали ждать? Поэтому, я считаю, если есть усталость, нужно делать перерывы. Неделю-две, раз в три месяца отдыхать. Я тоже так делаю, выключаю телефону, пишу всем, что неделю я в отпуске. Выдыхаешь, набираешь опять полную грудь воздуха свежего, чистого, свободного, и продолжаешь идти. Потому что, а кто, если не мы?

]]>

admin